Поддержать команду Зеркала
Белорусы на войне
  1. Из свидетелей — в соучастники. Как так вышло, что три десятка советских рабочих шесть часов насиловали 19-летнюю девушку
  2. В Канаде рассказали о прорывной разработке, которую в Беларуси зарубили много лет назад. Как такое происходит, объяснил автор проекта
  3. Уходя с поста, министр хочет громко хлопнуть дверью — ввести ужесточения по рынку труда (ранее приложила руку к урезанию соцпакета)
  4. Стала известна дата похорон Алексея Навального
  5. Владельцы Xiaomi жалуются, что их смартфоны обновились до «кирпича». Что произошло и как это «вылечить»
  6. Замначальника погранзаставы «Мокраны» вылетел со службы из-за «проступка» и теперь немало должен. Его подвел бизнес
  7. Как Кремль может воспользоваться призывом Приднестровья «защитить» их от Молдовы, армия РФ продвигается под Авдеевкой. Главное из сводок
  8. В ВСУ сообщили о гибели бойцов морского центра спецопераций. Z-каналы пишут о 20 убитых и одном взятом в плен при попытке высадить десант
  9. «Нас просто списали». Поговорили с директором компании, обслуживающей экраны, на которых появилось обращение Тихановской
  10. «Приехал и один развернул толпу в свою сторону». Чиновники и пропаганда возвеличивают Лукашенко — вот кто старается больше всех
  11. Подозреваемого в изнасиловании белоруски полиция Варшавы перевозила в странном шлеме. Для чего он нужен?
  12. Новшества от мобильных операторов и банков, усиленный контроль силовиков, дедлайн по налогам. Что изменится в марте
  13. Уже через несколько дней силовики смогут мгновенно заблокировать едва ли не любой ваш денежный перевод. Рассказываем подробности
  14. «КГБ заставлял выплатить повторные компенсации наличными». Поговорили с основателем By_Help о новых тенденциях в делах по донатам
  15. «То, что ты владелец, не дает абсолютно никаких прав». Поговорили с другом белорусов, квартиру которых в Барселоне захватили сквоттеры
  16. Введение комиссии за хранение валюты на счетах и повышение сбора по наличным. Многие банки анонсировали изменения в марте
  17. «Отменен навсегда». Литва 1 марта нанесет удар по транспортному сообщению с Беларусью: как это уже отразилось на пассажирских перевозках
  18. Непризнанное Приднестровье обратилось к России за помощью из-за «экономической блокады со стороны Молдовы»
Чытаць па-беларуску


Елена Доронина,

Белорусские силовики выписали уже 145 ордеров на арест имущества тех, кто проходит по «делу Координационного совета» и был вынужден уехать из страны. Deutsche Welle собрала истории и комментарии.

Изображение носит иллюстративный характер. Фото из архива «Зеркала»

В Беларуси начали процесс по изъятию собственности публичных политиков, экспертов и активистов. В ноябре 2023-го в рамках уголовного дела против Координационного совета и других структур белорусских демсил прошел большой репрессивный «рейд» силовиков: более 130 обысков, 145 постановлений об аресте имущества. По делу проходит более 100 человек. Судя по заявлениям силовиков, это только начало. Но почему именно сейчас и чего ждать? DW поговорила с теми, кого это коснулось, и узнала мнение юриста.

Андрей Егоров: «Арестовывали недвижимость — дом, квартиру»

С 28 ноября силовики в Беларуси начали приходить в квартиры и дома, где прописаны или которыми владеют представители демсил, из-за якобы «попытки захвата власти» Координационным советом (КС) в 2020 году.

Силовики считают, что КС создал за границей «пародию государственной системы». «Офис Тихановской они приравняли к администрации президента, Координационный совет — к протопарламенту, а Объединенный переходный кабинет — к правительству», — так описали в СК структуру демсил Беларуси. В деле, по данным МВД РБ, больше 100 человек. Их обвиняют по шести статьям УК РБ. Не все имена известны: их должны разместить на сайте СК, на 8 декабря обновлений не было.

— Мы знаем про более чем 40 человек из КС, к которым приходили по местам прописки или жительства, изымали технику, допрашивали родственников. Арестовывается разное имущество, обычно недвижимость — квартира, дом, комната, — рассказал DW Андрей Егоров, спикер Координационного совета.

Правозащитникам известно, что обыски прошли у руководителя НАУ Павла Латушко, экономиста Сергея Чалого, политолога Розы Турарбековой, Михаила Таубе из организации «Белорусы зарубежья», правозащитника Романа Кисляка, экс-руководителя «Молодого фронта» Артура Финькевича, историка Павла Терешковича. Большинство из них ситуацию пока никак не комментирует.

«Этот „рейд“ связан с выборами»

«Делу КС» больше года, но именно сейчас силовики развернули активность.

— Иначе, чем фальсификацией уголовного дела, я назвать это не могу. Всех нужно посадить, а если не получается, то имущество отобрать. К некоторым на обыск приходили по шесть человек, то есть на 130 обысков задействовали 800 человек. Масштабная операция, — говорит юрист, советник по правовым вопросам Народного антикризисного управления Михаил Кирилюк.

— Это самый крупный репрессивный рейд за последнее время. Думаю, он связан с выборами в феврале 2024 года в Беларуси и с выборами в КС. Цель — мобилизовать свой электорат и запугать другую сторону, — считает Андрей Егоров.

Узнать, что именно происходит, сложно — все причастные люди в Беларуси под подпиской о неразглашении. Теоретически, если у человека стояла пустая закрытая квартира, он не сразу узнает, что она опечатана.

«Опубликовали фото взломанной двери квартиры»

В первую очередь приходили к публичным персонам из структур демократических сил.

— О том, что у меня был обыск, я узнала, когда мне написал слова поддержки один из редакторов белорусских независимых медиа. Фото из моей квартиры опубликованы на пропагандистском канале. Дверь взломана, раскурочена. И потом — опечатана, — рассказала DW пресс-секретарь Светланы Тихановской Анна Красулина.

По ее словам, что-то подобное ожидалось.

— Ничего нового или неожиданного. В Беларуси тысячи людей сидят, десятки тысяч проходят через пытки и аресты, люди умирают за решеткой, в Украине идет война… На этом фоне обыски и аресты квартир — не самое страшное, — считает Красулина.

По ее мнению, «такие действия показывают, что режим не представляет, что делать дальше»:

— Репрессии не исправляют ситуацию. Других инструментов у них нет. Нет и будущего.

— Не иметь ничего бывает преимуществом, — считает участница фем-группы Координационного совета Юлия Мицкевич.

Она пояснила DW, что в Беларуси к ней не приходили, потому что некуда.

— У меня и у мужа ничего в Беларуси нет, и его самого там, к счастью, тоже, — сказала Юлия.

По ее словам, бывало, что в РБ мужа активистки вызывали в КГБ и объясняли, что жена общается не с теми людьми.

Фото использовано в качестве иллюстрации. Фото из архива «Зеркала»

«Что в вашем деле, даже адвокат не скажет»

От людей умышленно скрывают информацию, считает Михаил Кирилюк:

— Можно нанимать адвоката в Беларуси. Но ему покажут протокол обыска и скажут: если это где-то всплывет, ты сядешь. Твой подзащитный нет, а ты — да. Адвокат подписывает расписку, что материалы дела не распространит. Вот и звонит адвокат в Варшаву или Вильнюс, говорит название статьи — и все, — говорит юрист.

Собеседники DW сходятся в том, что это акция устрашения, но не только.

— Цель и в том, что лидерам демсил станет труднее находить людей, готовых с ними работать. Тех, кого замечают, в Беларуси объявляют «экстремистом-террористом», говорят «квартиру-дачу заберем». Люди боятся. Не секрет, что мы сталкиваемся с дефицитом кадров. Даже для уехавших это другой уровень риска — переступить порог «экстремистского» офиса. Надо все продавать, желательно и родню вывезти, — считает Михаил Кирилюк.

«Ждем многосерийное шоу с судами»

Что дальше? Силовики не скрывают: имущество искали, чтобы арестовать. А во время «заочных судов» часто появляются огромные штрафы в пользу государства. В теории, арест и изъятие, а потом продажа квартиры — дело не одного месяца, говорит Михаил Кирилюк. Так было до сих пор. Например, из арестованных в 2020–2021 годах квартир и домов продана одна — квартира Тихановских.

— Вопрос, насколько они будут соблюдать свои же правила. Они же действуют по законам военного времени. Могут и за три дня все сделать, показательно. С сайта СК узнаешь, что тебя обвинили, осудили, продали квартиру за 100 рублей и ты должен еще 9 999 900, — иронизирует юрист.

— Люди понимают, что средств законной защиты у них нет, поэтому просто следят за развитием событий. Возможно, сделают многосерийное шоу к выборам — обыски, суды, решения об изъятиях имущества… Еще не дошло дело до законов о лишении гражданства, но ружье уже на стене и, думаю, выстрелит. Возможно, в этом деле, — констатирует Андрей Егоров.